Тайгу грабят в угоду китайцам

Тайгу грабят в угоду китайцам
Полтысячи тонн орехов ушло из Приморья в Китай в сентябре 2020 года

Всего с начала 2020 года через приморские фитосанитарные посты на экспорт направлены партии кедровых орехов общим весом 3 436,9 т, на партии оформлено 117 фитосанитарных сертификатов.

Как уточнило ведомство, в первый осенний месяц 2020 года было выдано 25 фитосанитарных сертификатов на экспортные партии кедровых орехов общим весом 554,2 т. Примечательно, что кедровые орехи это по документам не приморские — 41,6 т Иркутской области, 512,6 т – из Республики Казахстан.

В Приморье сезон «шишкарей» начался. В социальных сетях и на популярных сайтах объявлений потенциальных претендентов на роль шишкаря-кедролаза заманивают обещаниями от 80 до 300 тысяч рублей в месяц при проживании и питании в лесу за счет работодателя.

При ближайшем рассмотрении все оказывается не так радужно. Никаких трудовых договоров, естественно, не заключается и при падении с высоты никто ответственности за оступившегося не несет. Платят работникам в процентах от выработки. Наиболее распространены схемы 50% на 50% между работником и его «хозяином» или 60% на 40%. За проживание, питание и сигареты высчитают из все той же доли работника. Большое значение имеет и какую цену установит «хозяин» за мешок шишки, и насколько урожайным выдался год: за день ты насобираешь пару мешков или часа за полтора. Деньги в тайге крутятся большие, но их кедролазу добыть непросто. «300 тысяч в месяц» — это для мечтателей, в реальности все, что до 100, ближе к истине, но и потрудиться придется от рассвета и после заката.

Кроме того, все это не совсем законно. Орехи – это не валежник, и теоретически, их можно собирать в больших масштабах только в специальных промысловых зонах. Для себя собирать можно, но в объемах маленьких. Этим-то и пользуются посредники — «хозяева». Человек с мешком шишки – это всего лишь человек с мешком шишки, а сколько он до этого насобирал поди докажи. А потому едва ли не до весны люди находятся в лесу, отбирают орех у диких животных, наплевав на интересы природы.